Данил Чурилов
Редактор журнала Edisoft

Почти 40 веков назад древние предприниматели придумали феноменально эффективный способ пополнения оборотных средств. Перевозя караванами шерсть, медь, глиняные кувшины, зерно и финики, они запустили в свободное обращение долговые расписки, чтобы помочь одним купцам побыстрее получить свои деньги, а другим – дать отсрочку платежа.

Это был своеобразный «факторинг на глиняных табличках», ставший предвестником современного финансирования цепочек поставок.

«В чем сила, брат?»

Историки считают, что первые черты факторинга появились в 1900-1800 годах до нашей эры в городе-государстве Каниш. Он располагался в местности Каппадокия, на востоке современной Турции.

Город был важным торговым центром, имевшим деловые отношения со всеми соседними странами. Он стоял на пересечении основных торговых путей Ближнего Востока. Сюда шли поставки металлов, а обратно – продуктов сельского хозяйства и ремёсел.

На месте торгового квартала Каниша археологи наши десятки тысяч глиняных табличек. Основу этого «архива» составляли деловые письма купцов, а также юридические документы – договоры денежного займа, поручительства, залога, коммерческого кредита, долговые расписки и квитанции, судебные протоколы.

Торговлю в Канише контролировала «ассоциация» самоуправляющихся торговых поселений, в которую входили колонии и небольшие торговые станы на всей территории Ближнего Востока. Центральный «офис» располагался в самом Канише.

Основой торговли в те времена являлись караванные маршруты, прокладываемые на большие расстояния. Технология управления подобными цепочками поставок отличалась продолжительностью и сложностью бизнес-процессов.

Оптовыми поставками заведовали торговые семейные дома, которые продавали товар через сеть странствующих агентов или отдавали на реализацию розничным торговцам. Среди местных дельцов использовались особые термины: a̮hum (буквально «брат») – компаньон; tappa′um – коллега из смежного торгового дома; šazzuztum – представитель и агент торгового дома.

Древние бизнесмены – «братья» – старались поддерживать тесные партнёрские связи. Так, например, во время раскопок в Канише была найдена переписка двух крупных купцов, которых звали Pušu-ken и Amur-Ištar. Они были связаны многолетними деловыми отношениями. Купцы могли участвовать в судебных разбирательствах от имени компаньона, совместно использовать склады, собирать непогашенные требования в пользу друг друга. И такая практика была совершенно обычной.

Расписки в обмен на серебро

Предприниматели из Каниша контролировали значительную часть торгового оборота на Ближнем Востоке. В этом им помогала развитая система взаимного кредита. Канишские торговцы кредитовали своих компаньонов и целые колонии, сами получая товар в кредит от местных торговых агентов и ремесленников. Долгосрочные денежные кредиты помогали организовывать регулярные караванную торговлю. Распространенным случаем была передача через постоянного представителя торговой фирмы на месте небольших партий товаров на реализацию или денег в доверительное управление странствующим торговцам.

Конечные потребители также могли купить товар в кредит под залог или гарантию. Но штрафная неустойка за несвоевременное исполнение обязательств составляла 30% годовых.

Коммерческий кредит оформляли с долговой распиской, но указывали в ней не товар, а сумму долга в серебре и срок уплаты. Отсрочка платежа составляла от нескольких недель до года. У долгов, договоров займа, кредита, итогов взаиморасчётов и обязательств по налогам было общая формула.

На глиняной табличке писали: «Кредитор имеет требование в X серебра к N». Современные экономисты оценивают подобную унификацию как чрезвычайно высокий уровень торговых отношений.

Долговые требования относительно свободно обращались в древнем городе. В Канише существовали такие явления как инкассация требований третьими лицами, регресс по исполненным долговым требованиям, а также их уступка или залог. Например, гарант кредита, в случае исполнения им принятого обязательства, получал от кредитора оригинал глиняной таблички в качестве подтверждения факта оплаты и приобретения права требования для предъявления её должнику к погашению. Кредитор также мог продавать права требования. Это помогало расширять и ускорять торговый оборот.

Переуступка задолженности в Канише имела огромное значение для бизнеса. Караванная торговля с некоторыми регионами была ограничена двумя полными циклами в год из-за климатических условий и больших расстояний. Поэтому перепродажа долговых расписок спасала от нехватки оборотных средств.

В этих расписках кредитор не был указан по имени, он обозначался анонимно, как купец. Существовало выражение: «Предъявитель расписки является кредитором».

Впрочем, обращение расписок для погашения встречного обязательства, уступка для продажи или инкассации третьими лицами шли только внутри торговой ассоциации и с её контрагентами. Во-первых, это делалось для обеспечения безопасности сделок, во-вторых, это был выгодный бизнес.

Главным элементом «факторинга на глиняных табличках» стала обращаемость права требования в виде дебиторской задолженности из сделок коммерческого кредита. Первые «факторы» стали процветать там, где существовали риски и где развивалась торговля на длинные расстояния.

Таким образом, за два тысячелетия до нашей эры возникли формы организации и финансирования цепочек поставок, уровень которых не многим отличался от современного. С поправкой на технологии, конечно.


При подготовке текста использовались материалы: Hillyer W. H. «Four Centuries of Factoring» и Е. А. Синица, «Эволюция факторинга: инструменты, институты».

Поделиться:


Данил Чурилов, 17 февраля 2017 г.

Вход на платформу
Выберите регион
Выбор другого региона приведет к изменению языка и/или содержимого страниц веб-сайта
Наверх