Павел Ефимов
Начальник юридического отдела Edisoft

В арбитражной практике в области факторинга не так давно возник интересный судебный прецедент, связанный с регулированием и трактовкой норм авторского права. Основной вопрос касался коллизий Гражданского кодекса России о том, какие объекты могут признаваться и защищаться авторским правом.

Как следует из материалов дела (А56-23644/2016 и 13АП-427/2017), истец обратился в суд с иском, что в интернете размещён текст под названием «Регламент проведения операций электронного документооборота на рынке финансирования под уступку денежного требовании (факторинг)».

По мнению истца, это было «контрафактное произведение». Факт его публикации подтверждался копией нотариального протокола осмотра страниц сайта. Согласно данным приведённой сличительной таблицы, в тексте совпадало 97% текста с «произведением» истца под названием «Соглашение об электронном документообороте па рынке финансирования под уступку денежного требования (факторинг)».

Истец заявил, что является обладателем исключительного права на произведение, представив в качестве доказательства экземпляр текста с указанным на нём знаком охраны авторского права от 2013 года (впрочем, незарегистрированным), служебным заданием и актом приёма-передачи выполненного служебного задания.

Суд первой инстанции удовлетворил требования истца, указав на их обоснованность, признав регламент истца объектом авторского права и «составным произведением» по смыслу п. 2 ст. 1259 ГК РФ, то есть «произведением, представляющим собой по подбору или расположению материалов результат творческого труда».

Но Апелляционный суд, изучив материалы дела, полностью отклонил доводы первой инстанции по следующим основаниям:

Проставление знака охраны авторского права не является безусловным доказательством наличия исключительного права. Исходя из требований норм п. 1 ст. 1259 ГК РФ, не любое произведение может быть объектом авторского права, а только то, которое обладает «всеми признаками», присущими с точки зрения закона авторскому произведению.

Под творчеством обычно подразумевается интеллектуальная деятельность, результатом которой является создание интеллектуального продукта, ранее не известного. Произведение, созданное творческим трудом, должно обладать новизной и оригинальностью. Эта позиция согласуется с разъяснениями, данными в пункте 28 Постановления N 5/29, где при анализе вопроса, является ли конкретный результат объектом авторского права, судам следует учитывать только тот результат, который создан творческим трудом.

Суд первой инстанции, пришел к выводу о том, что произведение истца представляет собой «сложный документ, описывающий в логической последовательности и взаимосвязи сложный алгоритм множества действий и оформляющих эти действия документов», что позволяет признать его формой реализации идеи и составным произведением являющимся объектом авторского права.

Но судом первой инстанции не учтено следующее:

Исходя из содержания текстов Соглашения и Регламента, все описанные в них действия и оформляющие эти действия документы являются составляющими и неотъемлемыми частями процесса по заключению договора присоединения по финансированию под уступку денежного требования путем электронного документооборота.

Согласно пункту 5 статьи 1259 ГК РФ, авторские права не распространяются на идеи, концепции, принципы, методы, процессы, системы, способы, решения технических, организационных или иных задач, открытия, факты, языки программирования. В соответствии с подпунктом 1 пункта 6 той же статьи не являются объектами авторских прав официальные документы государственных органов и органов местного самоуправления муниципальных образований, в том числе законы, другие нормативные акты, судебные решения, иные материалы законодательного, административного и судебного характера.

Принимая во внимание, что текст, как Соглашения, так и Регламента содержат описание процесса электронного документооборота с целью заключения договора присоединения по финансированию под уступку денежного требования, существенные условия которого содержаться в ГК РФ, и не могут быть произвольно изменены сторонами сделки, равно как и действия, подлежащие совершению для реализации права на заключение договора присоединения по финансированию под уступку денежного требования путем электронного документооборота, текст «Соглашение об электронном документообороте на рынке финансирования под уступку денежного требования (факторинг)», в силу прямого указания пункта 5 статьи 1259 ГК РФ, не может быть признан объектом защиты авторского права.

Апелляционный суд отклонил довод истца, поддержанный судом первой инстанции о том, что Соглашение представляет собой «сложный документ, описывающий в логической последовательности и взаимосвязи алгоритм действий и оформляющих эти действия документов».

Кроме того, чтобы получить правовую охрану, созданное произведение должно было быть творческим, то есть оригинальным (уникальным).

В современном законодательстве специально указывается, на какие объекты авторские права не распространяются. Пункт 5 статьи 1259 ГК РФ содержит разъяснение, что с помощью авторского права не могут охраняться идеи, факты и иные аналогичные объекты (идеи, концепции, принципы, методы, процессы, системы, способы, решения технических, организационных или иных задач, открытия, факты, языки программирования) безотносительно к форме их выражения. Не будет охраняться авторским правом концепция или методика. Авторское право не может воспрепятствовать также использованию каких-либо технических или организационных решений, для защиты которых могут применяться другие институты интеллектуальной собственности, например, патентное право, положения о защите секретов производства (ноу-хау).

Принимая во внимание, что процесс заключения договора по финансированию под уступку денежного требования фактически регламентирован нормами действующего гражданского законодательства; сам алгоритм действий по заключению сделок и соответствующий текст не являются объектами авторского права. В удовлетворении иска было отказано.


Павел Ефимов, 20 апреля 2017 г.

Вход на платформу
Выберите регион
Выбор другого региона приведет к изменению языка и/или содержимого страниц веб-сайта
Наверх