Данил Чурилов
Редактор журнала Edisoft

Закон об онлайн-кассах – один из самых обсуждаемых ритейлерами за последние годы. Проект за недолгий срок оброс богатой на события историей. Тут было всё: и тотальный дефицит оборудования, и масштабный сбой, и неожиданные для всех результаты.

Поправки в 54-ФЗ «О применении ККТ» изменили взаимоотношение между предпринимателями и налоговой. Теперь информация о продажах напрямую попадает в ФНС через интернет и операторов фискальных данных.

Государство усилило контроль за денежными потоками, а перед розничными продавцами встали вопросы: как сократить издержки и снизить риски, можно ли получить от этого выгоду и чего ждать дальше.

Первые итоги

По данным ФНС на конец 2017 года, на учёт было поставлено около 1,5 млн единиц кассовой техники. Фискальное ведомство ожидало более скромных показателей – всего 1,2 млн, но рынок активно включился в процесс. В числе первых на онлайн-кассы перешли предприниматели и организации, уже использовавшие ККТ до начала реформы. 

Опыт подобных проектов и в России, и за рубежом показывает, что ничто так не мотивирует бизнес как директивы государства с жёсткими дедлайнами.

В 2018–2019 годах действие закона распространится на остальных предпринимателей, работающих на ЕНВД или патенте: здесь прогнозируется подключение ещё 2 млн касс. С 1 июля 2018-го на онлайн-кассы в России перейдут малая торговля и общепит, а с 1 июля 2019-го – все услуги.

Ежедневно онлайн-кассы формируют более 100 млн чеков. Налоговая говорит, что за время их действия она получила сведения о более чем 19 трлн рублей выручки. По свидетельству главы ведомства Михаила Мишустина, средний объём выручки на одну кассу в 1,5 раза превысил отметку до начала внедрения новых ККТ.

Наряду с тотальным переходом всех сделок на юридические значимые электронные документы, онлайн-кассы могут способствовать росту собираемости налогов без увеличения ставок. К примеру, в аналогичных проектах в Швеции выросла собираемость НДС в ресторанном бизнесе на 7%, а в сфере салонов красоты – на 11%. Македония увеличила налоговые поступления на 17%, а Болгария – на 30%. Но если онлайн-кассы уже стали обязательными, то электронному документообороту это ещё предстоит сделать.

Накопители стали дешевле

На старте проекта на одну онлайн-кассу предприниматель тратил «под ключ» по разным оценкам от 56–60 тыс. рублей в столичных городах до 110–117 тыс. рублей в отдалённых регионах. Значительная часть суммы уходила на приобретение оборудования. Остальные деньги – на программное обеспечение и услуги по его внедрению. Ещё три тысячи рублей требовалось за оплату услуг ОФД.

Первой острой проблемой, с которой столкнулись ритейлеры, оказался дефицит фискальных накопителей – ключевого оборудования для работы онлайн-касс. Вопрос об этом даже дошёл до Госдумы, которую «завалили жалобами» недовольные предприниматели. Нижняя палата парламента выносила ситуацию на обсуждение, оказавшееся весьма горячим. ФНС России оперативно отреагировала на ситуацию, разрешив выйти на рынок другим производителям устройств. Кроме того, второй этап проекта разделили ещё на несколько частей. После этого вопрос о нехватке устройств с повестки думы сняли.

С ростом конкуренции на рынке фискальных накопителей цены снизились. Эксперты фиксируют среднюю сумму обустройства одной кассы в размере 25–30 тысяч рублей. Отдельно отмечается, что для большинства компаний это не дополнительные расходы, а просто замена одних трат на другие. Менять накопитель нужно реже, чем электронную ленту. 

– Затраты на фискальный накопитель для владельцев ККТ – это не что-то новое. Они ежегодно тратили аналогичную сумму на блок ЭКЛЗ, на смену которому пришёл фискальный накопитель. Новые требования не предусматривают обязательного договора с ЦТО на техническое обслуживание кассы, что позволяет сэкономить, – говорят в ФНС. 

Некоторые представители ритейла высказывали мнение, что фискальный накопитель в онлайн-кассе – избыточный элемент, а всю передачу данных в онлайн-режиме можно устроить «напрямую», буквально с планшета в налоговую. Но с таким подходом оказались не согласны представители розницы, работающей «за пределами МКАД». Особенно в местах, где есть проблемы с устойчивыми каналами связи.

Чтобы одновременно соблюсти требования закона и не подвести под наказание региональных продавцов, многим компаниям наоборот разрешили не передавать фискальные данные через интернет сразу же после совершения продажи. Поэтому для сельских магазинов и других подобных предприятий фискальный накопитель оказался нужнее онлайн-доступа. Без этого устройства пока невозможно сохранить и зашифровать данные. 

В список территорий со «льготным режимом» работы с онлайн-кассами попали местности в Амурской, Астраханской, Кировской, Курганской, Липецкой, Пензенской, Ростовской, Томской, Ярославской областях, Забайкальском и Пермском крае, в Коми, Чувашии, на Чукотке и в других регионах.

Сбой у каждого десятого

20 декабря 2017 года в России наступила «чёрная среда» для ритейла. Сбой в работе фискальных регистраторов онлайн-касс затронул около 9% рынка розничной торговли России и привёл к убыткам в размере 2,5 млрд рублей в торговых сетях, аптеках и АЗС от Дальнего Востока до Москвы. Заблокированными оказались около 80 тысяч кассовых аппаратов. 

Проблемы в прошивке нового программного обеспечения вынудили некоторые компании приостановить торговлю, другие же продавали товар без чеков. Уникальность ситуации заключалась в том, что нарушить строжайшее правило торговли временно разрешила сама ФНС. 

Производителю оборудования пришлось публично приносить извинения и оперативно устранять причину сбоя. Рынок же получил хорошую «прививку», на практике испытав ситуацию, когда пара строчек кода могут парализовать целую отрасль экономики. При всей привлекательности тотальной цифровизации, всегда нужен план «Б», который учитывает такие истории.

Но и есть и хорошие новости

Крупных ритейлеров новая реформа затронула больше всего с финансовой точки зрения. Они и до неё активно использовали современные средства автоматизации бизнес-процессов и электронный обмен данными, поскольку без этих технологий крупному бизнесу просто не выжить.

Впрочем, с 1 января 2018-го появилась возможность использовать налоговый вычет, размер которого доходит до 18 тысяч рублей на каждую единицу ККТ, а значит последствия внедрения могут пройти менее болезненно для бюджета компании.

ИП и владельцы малых предприятий несли сопоставимо меньшие расходы, поскольку им не требовалось одновременно внедрять большое количество касс. Вместе с тем, у них появился ещё один шанс уйти от ручного труда и попробовать технологии – от сбора аналитики до создания систем лояльности, о которых они раньше даже не задумывались, хотя это не было ключевой целью реформы.

Что будет дальше

Председатель комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров предложил любопытный законопроект. По его задумке, новые ККТ стоит применять для любых расчётов в безналичной форме.

Документ предлагает заменить в законе фразу о применении ККТ «при наличных денежных расчётах или расчётах с применением электронного средства платежа» на текст о применении кассы «при расчётах на территории РФ», а термин «электронное средство платежа» предлагается заменить на «расчёты в безналичной форме». Если поправки примут, то действие 54-ФЗ распространится вообще на все безналичные расчёты на территории России.

Отдельный вопрос связан наказанием за несоблюдение требований 54-ФЗ, которые могут коснуться не оффлайн-ритейлеров, а скорее интернет-магазинов. По разным оценкам на онлайн-кассы перешли от 30 до 50% продавцов. Пока контролирующие органы смотрят на это лояльно, но все понимают – такая ситуация временная.

За неприменение ККТ штраф может доходить до полной суммы расчёта, но не менее 30 тысяч рублей. Инструментов выявления нарушителей у ФНС хватает: от «народного контроля» до сверки списка ИНН предприятий, ведущих хозяйственную деятельность, со списком ИНН, на которые зарегистрированы кассы.

Одно из самых перспективных последствий внедрения онлайн-касс – это создание единого каталога потребительских товаров, который в конце 2017 года анонсировал министр промышленности и торговли Денис Мантуров. Каталог хотят интегрировать с принятой во всем мире системой маркировки штрих-кодами. Онлайн-кассы были недостающим элементом в этом масштабном проекте.

Сейчас информация о продажах уже собирается в онлайне, но практической пользы от этих данных нет. У каждого торговца – собственная номенклатура товаров. Переход к стандартизации откроет большие возможности для сбора статистики и подготовки аналитики, интересной и государству, и бизнесу. Например, владея данными по продажам определённой группы товаров в конкретном регионе, можно планировать и маркетинговые мероприятия, и закупки, и дальнейшую экспансию на рынке.

В обозримом будущем к этому добавиться технология машинного обучения, помогающая формировать предварительные заказы к поставщикам на основании имеющихся данных о спросе на товары в течение года. Закупщику достаточно будет только подтвердить заказ и наслаждаться спокойствием.

Для заглавной иллюстрации материала использована репродукция картины Питера Брейгеля Младшего «Деревенский адвокат (Крестьяне у сборщика налогов)».

Поделиться:


Данил Чурилов, 22 февраля 2018 г.

Следующая тема:
Как цифровые технологии влияют на продажи
Подписка
Вход на платформу
Выберите регион
Выбор другого региона приведет к изменению языка и/или содержимого страниц веб-сайта