Данил Чурилов
Редактор журнала Edisoft

Знакомые многим советские автоматы по продаже газировки не были первым примером вендинга на территории России.

В конце XIX века необычный для той эпохи бизнес-эксперимент провела петербургская кондитерская фирма «Жорж Борман». Её владелец установил на Невском проспекте автоматический аппарат по продаже шоколадных плиток. В устройство нужно было бросить 15-копеечную монету и повернуть ручку. После чего внизу открывался щиток-клапан и выдвигалась шоколадная плитка.

Кондитер вынашивал амбициозные планы поставить четыре десятка подобных устройств по всему городу, но реализовать задумку ему не удалось. Первый аппарат вскоре сломался – сказалось неподготовленность публики к новой технологии, которая умдурялась запихивать в монетоприёмник даже купюры. Понимая свой фальстарт, Жорж Борман охладел к проекту.

Ещё одна дореволюционная история связана с рестораном «Квисисана», который сначала работал в Санкт-Петербурге, но в 1900-х вырос до сети заведений в Москве и Одессе. В «Квисисане» существовали механические буфеты-автоматы. За 10–20 копеек в нём можно было получить салат, за 5 копеек – бутерброд, за 20 копеек – стакан глинтвейна. Его охотно посещали студенты и представители интеллигенции. После революции заведение превратилось в заурядную столовую, но уже без всякой автоматизации.

К идее вендинга вернулись позже. Например, в 1932 году газета «Вечерняя Москва» писала про рабочего ленинградского завода «Вена» Агрошкина, который «изобрёл» аппарат для производства газированной воды с помощью насыщения жидкости диоксидом углерода. Первое устройство установили в столовой Смольного, но идея распространения технологической новинки на весь общепит и магазины города так и осталась неосуществлённой.

В Советском Союзе все масштабные инициативы могли внедряться только сверху. Первый шаг сделал нарком пищевой промышленности Анастас Микоян. В 1937 году он побывал в США и заинтересовался вопросом автоматизации, увидев насколько вендинговые аппараты распространены по ту сторону океана.

Вернувшись домой, Микоян поручил начать разработку установок по производству хот-догов и гамбургеров. Один подобный автомат даже описали в журнале «Техника – Молодёжи» в 1938 году. Но последовавшая война и антиамериканские настроения отсрочили запуск проекта.

В 1950-х в США отправился уже первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущёв. Его также впечатлила автоматизация торговли, которая для американского рынка была тогда обыденным явлением. Советское руководство решило изучить иностранный опыт и внедрить его в СССР. На Западе закупили четыре десятка аппаратов, ставших опытными образцами. Из США привезли устройства для продажи продовольственных товаров, сигарет, папирос и спичек, охлаждённых напитков, напитков в бутылках, мороженого, молока, горячих напитков и супов, водного льда и для опрыскивания одеколоном. Во Франции удалось приобрести аппараты для торговли вином в бутылках. В ГДР и ФРГ – пивом в розлив, а в Швеции – горячими сосисками.

Первую технику разобрали и подробно изучили, после чего закупили ещё 270 устройств уже для проведения «пилотного» проекта в Москве. Тогда в столице появились автоматы, по продажи сосисок, пива, холодных закусок, молока, горячего кофе, бутербродов, мороженого в пачках, сигарет, газировки и кондитерских изделий.

В СССР запустили в качестве эксперимента два автоматических магазина – закусочную №9 «Москва» в столице и закусочную «Дружба» в Ленинграде. За день через них проходили около 10 тысяч человек. В воображении идеалистов той поры рисовались картины, где вся торговля происходит без участия человека, а значит без хамства, жалоб и воровства. К примеру, замена только в одной Москве продавцов автоматами в то время позволяла за один летний сезон сэкономить 30 млн рублей. Для сравнения, средняя зарплата в «народном хозяйстве» составляла около 700 рублей.

В одной из директив XX съезда КПСС, состоявшегося в 1956 году, говорилось, что «нужно максимально развить сеть магазинов без продавцов, а также торговлю через автоматы, что позволит значительно улучшить обслуживание покупателей, сократить трудовые затраты в торговле и снизить издержки обращения». Идеи автоматизации звучали на одном и том же съезде, где развинчивали культ личности Сталина. Так быстро менялась эпоха.

Американский журнал «Венд» писал в 1956-м, «что Россия находится перед лицом всё возрастающей нехватки рабочей силы в промышленности и сельском хозяйстве», а «русские специалисты стремятся высвободить рабочую силу из торговой системы для работы на заводах и полях. Этим и объясняется недавно возросший интерес к внедрению автоматической торговли за железным занавесом».

В 1960-х в Москве открылся первый опытный магазин «Автоматторг», в котором отсутствовали привычные для СССР продавцы. В нём стояли автоматы, продававшие молоко, кефир, ряженку, плавленые сырки, сыр, масло, бутерброды с сыром и колбасой. Одноимённое предприятие «Автоматторг» стало выпускать 12 видов автоматов, которые поставляли во все крупные города страны. На пике своего развития только в столице работали 74 автоматизированные точки (кафе-мороженое, табачные и пивные магазины) и почти три тысячи аппаратов с газировкой.

Вендинг в Советском Союзе переживал свой короткий расцвет. Конструкция аппаратов той эпохи была простой, удавалось обходиться без электроники, исключительно механикой.

Один из самых любопытных примеров применения технологии – музыкальные автоматы или джукбоксы. В СССР их импортировалис из Восточной Европы и повсеместно устанавливали в ресторанах. Музыку автоматы проигрывали со специальных виниловых пластинок, производство которых специально наладили на фирме грамзаписи «Мелодия». Также в СССР встречались фотокабины, которые ставили в общественных местах. Собственные аналоги в стране сделать не удалось, поэтому для этих целей закупали британскую технику.

Но уже в шестидесятых кафе-автоматы столкнулись с очередями. Оказалось, что посетителей в советских реалиях быстрее обслуживают обычные люди, ибо заведений общепита и торговли при плановой экономике было ничтожно мало. Второй проблемой стала нехватка тары, которую в большом количестве и хорошем качестве делать не умели. Кроме того, технику надо было регулярно обслуживать, а этим занимались по остаточному принципу. Аппараты ломались, ремонт постоянно затягивался. Проект оказался красивым лишь на бумаге, но на длительной дистанции при советском уровне сервиса и дефиците он «не взлетел».

К середине семидесятых от глобальной идеи автоматизации торговли остались только аппараты с газировкой как самые востребованные и простые в эксплуатации. Вскоре лоббировать идею революции в торговле и обслуживании населения перестало само Политбюро. На низовом уровне в системе советского общепита и торговли сторонников вендинга также было мало. Автоматы не вписывались в существовавшую систему махинаций, хотя встречались случаи заработка даже на газировке – в ней уменьшали дозировку сиропа, использовали стаканы с более толстым дном и т. д. В 1980-х годах в том самом «Автоматторге» обнаружили масштабные хищения. Организация вскоре прекратила своё существование.

Вместе с распадом СССР исчез и советский вендинг. Сфера возродилась спустя десятилетие уже в обновлённой России, когда на рынке вновь появилась зарубежная техника для продажи кофе и газировки, а потом и других продуктов. Но в этот раз главными драйверами развития технологии стали конкуренция и частный бизнес.

Поделиться:


Данил Чурилов, 17 мая 2018 г.

Следующая тема:
Что делать с поставками в несетевые розничные магазины, чтобы росли отгрузки и прибыль?
Подписка
Вход на платформу
Выберите регион
Выбор другого региона приведет к изменению языка и/или содержимого страниц веб-сайта